03-04-2018 · Рубрика: Новости, СМИ о нас

Непостижимый  Газпром и неторопливое  Минэнерго

В природном голубом топливе нуждаются  в первую очередь  многочисленные хозяйственные  объекты и  поселения  вдоль  Транссиба. Несмотря на то, что газопровод на материк с Сахалина проложили еще в 80-е годы,  Еврейская автономная и  Амурская  области  к природному  газу до сих пор не подключены. Хотя техническая  возможность появилась уже в 2006-м, когда магистральная газовая  труба  пришла из Комсомольска  в Хабаровск, от которого до ЕАО всего два километра  на другой берег  Амура. В 2011-м  трубу  протянули из Хабаровска во Владивосток,  но про ЕАО «забыли».  Несмотря на то, что в  действующей с 2007 года  Программе  Минпромэнерго  по  созданию в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке единой системы добычи, транспортировки газа и газоснабжения  однозначно прописано:  запасы газа в рамках проектов  «Сахалин-1» и «Сахалин-2»  достаточны для организации  газоснабжения  Сахалина, Хабаровского края, Приморья и  Еврейской автономной области. Координатором реализации этой программы распоряжением Правительства назначен Газпром. Однако Минпромэнерго, разделившийся затем на Минэнерго и Минпромторг, могущественному Газпрому, по всей видимости, не указ.

В  пояснительной записке к Генеральным схемам газоснабжения  от  2009 года, а это весьма внушительный документ,  Газпром   в вопросе газоснабжения ЕАО сделал  ставку почему-то не на  сахалинские месторождения, которые уже тогда давали необходимый объем топлива,  а на  якутскую и иркутскую  газодобычу, которую еще нужно было достоверно освоить. Нет чтобы  сразу в  2006-м начать работы по подаче  газа из  Хабаровска в ЕАО, а затем  оттуда в Амурскую область, Газпром  битых 12 лет потчует обе губернии перспективами  газопровода  «Сила  Сибири». Что при этом мешало протянуть трубу  из  Хабаровска  в ЕАО благодаря гарантированным и непрерывно растущим запасам газа  при реализации проектов  «Сахалин-1», «Сахалин-2», «Сахалин-3»? А когда  будут выведены на устойчивую промышленную эксплуатацию  иркутские и  якутские месторождения, соединить их с сахалинской артерией в сплошную  систему  дальневосточного  газоснабжения. Пока у Газпрома лучше всего получаются экспортные поставки, прокладка северных и  южных потоков. Судя по сообщениям прессы, Газпром нацелен на развитие систем газотранспорта и  газоснабжения  в таких странах центральной  и южной Европы, как  Болгария и Хорватия. На самых льготных для них условиях. Дабы не отвлекать Газпром-1 от этих занятий, давайте создадим Газпром-2   для  льготной  газификации не менее живописной, но более прохладной   Еврейской автономной области,  других отечественных  территорий  с  генеральной задачей  –газифицировать российский  Дальний Восток  как минимум до 80% в ближайшие 10-15  лет. Сегодня  один только  отток населения  из-за отсутствия  в западном направлении от Хабаровска магистрального  газопровода  обходится стране, пожалуй, дороже  сэкономленных на приамурской  газификации  инвестиций.

Можно обойтись и без Газпрома-2, если  федеральный  центр  перейдет  к директивному  государственному планированию стратегических инфраструктурных объектов с постоянным  контролем  сверху и снизу  за достижением  поставленных  целей. Возьмем  упомянутую Программу газоснабжения от почившего в бозе  Минпромэнерго. В ней гора справочных таблиц и  прогнозов  без  конкретного  указания  строить газопровод от Хабаровска  в ЕАО и затем  в Амурскую  область. Пример государственного подхода – Программа 1999 года по газификации Сахалина, Хабаровского и Приморского краев,  включая Еврейскую автономию. В этом документе четко расписаны все задачи, но  впоследствии применительно к ЕАО Программу спустили на самотек. Кстати, в том же 1999 году хабаровский институт «Дальгипротранс», проектировавший  затем газопровод Комсомольск — Хабаровск,   разработал подробное  технико-экономическое обоснование (ТЭО) подачи газа к Биробиджану и к промпредприятиям ЕАО. ТЭО было  без промедления  утверждено  в  правительстве ЕАО, однако  за  19 истекших лет для подачи природного газа  в Еврейскую  область  не сделано  ничего.  Ни областным правительством,  ни Газпромом, ни Минэнерго.  В результате  все котельные в  ЕАО работают на токсичном угле,  а газ для кухонных плит поставляется   в сжиженном виде из сибирских нефтеперерабатывающих заводов по железной дороге. За этот трафик  жители области  платят дважды – высокими тарифами и личным здоровьем.

Черный список  губерний

Судите сами:  осенью 2017-го   Биробиджан  и Благовещенск – необеспеченные природным газом  столицы ЕАО и Амурской области – попали в черный список из  десяти  самых   неблагополучных городов России по уровню  загрязнения  атмосферы. Вместе с таким же негазифицированным Красноярском. Вскоре   одно за другим пришли сообщения о трех  аварийных  остановках  главного виновника этой напасти в Биробиджане – угольной ТЭЦ. То стремительно дорожающий уголь вовремя  по страшно дорогой железной дороге не подвезут (сегодня его тоже выгодней экспортировать), то котлы от перегрузки  выйдут из строя, то свищ в магистральной трубе обнаружится.  В беседе со мной зампредседателя биробиджанской городской думы Людмила Копенкина рассказала, что после каждой такой аварии температура в комнатных батареях  оставалась  ниже нормы не меньше недели. Горожане  согревались возле электроприборов  и зажженным конфорочным газом. Принудительное закаливание обошло стороной жителей частных домов, а также  многоквартирных, отапливаемых котельными, которых в городе более двух десятков. При этом все горожане, кто больше – кто меньше, вдыхают  выбросы  либо из городской ТЭЦ,  либо из  тех же котельных  и  печных труб – с  букетом болезней, возбуждаемых  оксидами углерода, серы, азота и твердых частиц при сжигании угля.

В 2016-м, по официальной статистике,  среднее число онкозаболеваний в  Биробиджане на условные сто тысяч граждан  оказалось процентов на  двадцать  выше, чем по Хабаровску,  и самым высоким в Дальневосточном округе.  Кроме того, в ЕАО рекордными в масштабе  федерального округа  темпами сокращается население, ежегодно  минимум на две тысячи  человек. Эта цифра превышает  убыль  во всем Хабаровском крае, притом что народу  в Еврейской автономии  в восемь с половиной  раз меньше. Кстати, в ЕАО,  как и в  нашей губернии, свыше 90% всех  проживающих – русские. Без создания достойных условий  жизни  на этой  граничащей с Китаем  земле, где минусовые температуры  с конца октября до конца апреля, миграцию населения не остановить. Даже экономическим ростом, по которому ЕАО находится  в числе лидеров  благодаря  строительству  железорудного Кимкано-Сутарского  ГОКа. Чем больше  уезжающих, тем активнее проникновение  сюда  китайских друзей с  другой стороны Амура. В Амурской области они обустраиваются в таких поселках, как Поярково. В  начале нулевых мне пришлось  писать о том, как у фермерской семьи в Смидовичском районе Еврейской области  районная власть забрала ухоженные ими угодья и передала  китайскому арендатору. Природа не терпит экономической пустоты, тем более на таком  плацдарме, как  плодородные  угодья  около госграницы.

Газовый ключ к проблемам

В  ноябре и затем в декабре  прошлого года мне довелось  побывать в ухоженном и уютном  Биробиджане.  Настоящая северная Швейцария, если бы не энергетика и экология. Заглянув в  местный  онкодиспансер, разговорился  с одной из  его посетительниц  Натальей Юрьевной Гетмановой. Живущая в многоквартирном доме  на центральной улице Пионерской  Наталья Юрьевна  в сердцах посетовала, что  от грязной пыли из труб стоящей  неподалеку городской ТЭЦ  никуда невозможно  деться. И мечтательно вздохнула: «Вот если бы нашу ТЭЦ перевели на природный газ!». Ее коммунальную  мечту разделяет почти  все местное население. «Горожане постоянно спрашивают нас, депутатов, когда же будет  природный газ? – подтверждает  злободневность  газовой темы Людмила Копенкина. – И они абсолютно правы». По ее словам,  городская ТЭЦ не только создает экологические проблемы,  но и не справляется   с  постоянно растущими нагрузками   по мере   строительства  новых предприятий, многоквартирных домов.  Это показала нынешняя зима. Единственный выход – в переводе ТЭЦ на природный газ. И не только ТЭЦ. В ЕАО  в природном газе нуждаются   сегодня  все, кого ни спроси.

Одно  из базовых областных предприятий – Теплоозерский цементный завод — намерено перейти  к суперсовременной   сухой  технологии с  природным газом  как необходимым  топливом. В условиях  дефицита дорожающего  угля,  роста  железнодорожных тарифов перевод завода на газ позволил бы  снизить себестоимость производства, обеспечить его стабильность  и повышение  качества производимой  продукции. По аналогичным причинам голубое топливо требуется  перспективному  Кимкано-Сутарскому ГОКу, многочисленным муниципальным котельным и  новой   больнице в поселке Облучье. Эта великолепная больница вводилась в строй в 2015 году вместе с газовой котельной в расчете на то, что к тому времени природный газ  уже подведут. Не подвели. Пришлось строить угольную котельную, но так как поставки  угля пошли  нестабильные, ее  опять заменили  на газовую. И вновь заковыка: газ не качественный природный, а дорогой сжиженный, с нехваткой пропана и  в сильные морозы  плохо горит. Отсюда перерасходы и переплаты. В сельской местности  природный газ нужен не меньше, если не больше. В советское и царское время ее плодородные земли притягивали крестьян и  служили продовольственной житницей. Сегодня в области реально трудятся около двухсот фермеров  и 80 сельхозпредприятий. Природный газ – это возможность  коренного изменения сельского образа жизни, ведь с новыми технологиями его величество метан  прекрасно обогревает  и автономно вырабатывает  электричество. С таким ресурсом можно  создавать животноводческие, тепличные комплексы, развивать сельхозпереработку, привлекать под газ инвестиции, брать и осваивать бесплатный гектар. При этом подъемный миллион желательно давать в первую очередь  не переселенцам с запада на восток, а местным, чтобы они не переселялись на запад. В области 148000 гектаров сельхозугодий, главная агрокультура — соя. Ее здесь наряду с русскими активно выращивают  китайцы, арендующие  до четверти этой площади. Если  наших селян  не удержать, китайская аренда станет в  ЕАО доминирующей.

К сожалению,  все идет к этому. Беседуя с  городскими депутатами и сотрудниками областного правительства,  узнаю, что владельцы частных домов проявляют  свое недовольство  АО «Биробиджаноблгаз» с тех пор, как тот стал  завозить им  баллоны вдвое меньшей, чем раньше, емкости, причем  без их подключения  к газовым плитам. Хотя  подключением  должны заниматься только  специалисты. Если  данную  операцию  действительно перекладывают  на  потребителей, среди которых немало немощных стариков,  то это не только грубое нарушение  безопасности, но и форменное  издевательство над людьми.

Мечтать так мечтать!

В том, что природный газ – благо, убеждаюсь, вернувшись из  Биробиджана  в  Хабаровск. Хабаровчане  уже  привыкли, что солнце не меркнет за  черными выбросами из  труб,  в городской черте не громоздятся золоотвалы, комнатные батареи вместе с жильцами не промерзают  из-за поломок  на ТЭЦ  и целые кварталы не окутывает  первобытная  тьма  при ушедших в прошлое  многочасовых отключениях электричества. И все благодаря природному газу. С начала его поставок, к примеру, хабаровская  ТЭЦ-1 газифицировала восемь котлов из пятнадцати,  повысила  на порядок  свою надежность, а также в два с лишним раза сократила  выбросы сажи, золы, диоксидов азота и серы и в четыре раза уменьшила золошлаковые отходы. Переведены на газ основные промышленные  предприятия города, дававшие львиную долю  загрязнения воздуха. Мечтаю дожить, когда все городские ТЭЦ, котельные  и заодно автотранспорт  переведут на голубое  безотходное  топливо, и дышать  в Хабаровске станет  так же  вольготно, как в заповедном  Хехцире. И чтобы природный газ пришел в каждый  многоквартирный и частный  дом. Как в Москве. Сегодня в Хабаровске из почти  пяти тысяч многоквартирных домов  газифицировано лишь около сотни и  примерно пятьсот из  тринадцати с половиной тысяч  в частном секторе.  Показатели  мизерные, но даже с такой дозой газификации Хабаровск  неузнаваемо изменился.

По газовой части у Хабаровска  огромный резерв,  ведь природный газ в три-четыре раза дешевле сжиженного и, в отличие от него, легче воздуха, поэтому  безопасней.  В пресс-службе АО « Газпром газораспределение Дальний Восток» (бывший крайгаз), владеющего газовым городским хозяйством,  мне пояснили, что газификацию жилищного фонда Хабаровска должен всецело финансировать город.  В муниципальном  Управлении энергообеспечения  города считают иначе: у Газпрома есть спецнадбавка к тарифу, за счет которой он призван вносить свою лепту в городскую газификацию. В общем, у двух нянек дитя без газу. Почему бы, спрашивается, не передать  газовые сети внутри поселений и городов на баланс  муниципалитетов вместе с тарифными спецнадбавками и  полной  ответственностью перед гражданами  по всем статьям, включая недопущение газовых взрывов, которые в последние годы сотрясают города и поселки России?  Чтобы местные главы могли  управлять газовыми предприятиями  в своих поселениях и оперативно наводить  должный порядок. Сверхцентрализация здесь только мешает.

Одна из возможных причин слабой газификации региона в том, что труба Комсомольск – Хабаровск — в ведении Газпрома, а самим газом с  «Сахалина-1»  в разных долях владеют штатовский ExxonMobil, наша Роснефть за компанию с  японцами и индусами. При этом Роснефть и ExxonMobil  строят завод стоимостью свыше 15 миллиардов долларов  по сжижению и экспорту  газа с «Сахалина-1». Вряд ли они намерены снабжать ЕАО и Хабаровский край по нашим внутренним ценам. Так же, как и Газпром, успешно осваивающий «Сахалин-2», «Сахалин-3» с серьезным экспортным интересом. Очевидно, что  без  твердой государственной  воли  поставлять в растущих объемах  природный газ по льготной цене на российский рынок газификация Дальневосточного  округа  растянется  минимум лет на сто. С такими   темпами неудивительно, что по трубе  Комсомольск – Хабаровск прокачивается менее половины газа от  ее заданной мощности. Так что для снабжения ЕАО места в газовой трубе хватит. Было бы желание его поставлять. Поскольку экспорт очень  важен и нужен, Газпром-1 мог бы  вернуть  «дочек»  муниципальным «родителям» и сосредоточиться на  зарубежных поставках, а  Газпром-2 вплотную взяться  за  внутренние  магистрали  с основными отводами.

За работу, товарищи!

Многое зависит от главы региона. Надежда появилась с  назначением  Александра  Левинталя  губернатором  ЕАО. Опытный и знающий Александр Борисович 16 лет руководил  экономическим блоком правительства Хабаровского края, в свое время не вылезал со стройплощадок магистрального газопровода. В декабре 2016-го  гендиректор «Дальгипротранса»  Алексей  Лобов  обратился к нему  с предложением внести коррективы в ТЭО 1999 года и приступить к газификации ЕАО. Правительство ЕАО  дало добро и замкнуло  «Дальгипротранс» на областное  управление ЖКХ. Оставалось заручиться поддержкой федерального Минэнерго и  Газпрома на  прокладку трубы из Хабаровска в ЕАО,  разработать программу газификации области согласно постановлению Правительства №903, определиться с размерами федерального, местного, частного  финансирования (дотационная область сама  эту ношу не вытянет) и приступить  к проектированию с последующим строительством.

Не тут-то было!  Минэнерго предложило ЕАО согласовать все с Газпромом, а тот  запросил  подробную информацию по потребителям и источникам финансирования.  Но ответа не получил, так как по федеральным  деньгам вопрос  решается не в ЕАО, а в Москве. Тем не менее правительство ЕАО  могло бы  уже разработать программу  газификации области, сделать запрос на ее федеральное финансирование и на техническое подключение к  трубе Комсомольск — Хабаровск. Увы,  этого нет. В любом случае эта программа  вошла бы в противоречие с намерением  Газпрома подавать природный газ  в ЕАО  из Амурской области, причем неизвестно когда, вместо кратчайшего хабаровского маршрута по  действующим  госпрограммам  1999 и 2007 годов.  В областном управлении ЖКХ узнаю, что  в конце января Александр Левинталь направил письмо  господину Миллеру о целесообразности маршрута  газоснабжения  ЕАО из Хабаровска. Глава Газпрома между тем  публично пообещал  экспортную  «Силу Сибири»  через  Благовещенск в Китай  в конце 2019-го. Но до не экспортного  Биробиджана  она  дотянется, дай бог, лет через шесть, а до  Хабаровска — через семь-восемь.

Президент Путин во время своего февральского посещения Красноярска  обсуждал его скорейшую газификацию. И на одном из совещаний говорил о том же про ЕАО. Что еще нужно Минэнерго, Минвостокразвития, Газпрому, правительству ЕАО,  чтобы  от согласований и  благих намерений  перейти, наконец,  к реальному  делу? Для переброски  трубы через Амур  до поселка Николаевка требуется, предположительно, не более ста миллионов рублей. Вся газификация с магистралью, отводными сетями, обслуживанием обойдется в несколько миллиардов за несколько лет. На Востоке  должно быть не хуже, чем на Кубани или в Москве. Иначе народ здесь не удержать.

Виктор  Марьясин

Материалы из общественно-политического еженедельника «Молодой дальневосточник»«